Корзина
6 отзывов
+8 800 1000715
88001000715
+78122431474

В кузнице у Владимира Демидова

В кузнице у Владимира Демидова
Ольгино, Санкт-Петербург 12.08.2016

30.12.16

ОБ АВТОРЕ

 

КовкаПРО: расскажите, как все начиналось? Как Вы пришли к металлу?

Владимир: у меня родители художники. Я поступал в Универ на исторический, получил 2 за сочинение. Потом решали, куда идти. Отец у меня заядлый рыбак, я ему еще в средних классах школы делал блесны для рыбалки, полированные, красивые. Рыба на них не клевала, но главное — красивые были. Металл любил всегда. Пошел в «Муху». Встретил своего Учителя,  Юрия Саркисяна. Общение с ним и сподвигло меня в дальнейшем заниматься дамаском. 2002 году я закончил «Муху». В то время  мало кто занимался дамаском, работы было много до 2008 года. Потом подтянулись товарищи из регионов, цена стала снижаться, рынок рухнул. Остались только фанатики и люди, которые занимаются этим для творчества.

  

КовкаПРО: Вы всегда работали на себя?

Владимир: нет, я год продержался на заводе. Как раз тогда я решил испробовать себя. Заказов не было, а семью кормить надо. И вместо того, чтобы головой думать, я решил пойти на завод кузнецом. Судовой завод «Звезда» на Ломоносовской. Там кузнечный цех, взяли после «мухи» сразу же. Ужасающие условия труда! До того доходило, что начальник по цеху ходил с зонтиком, потому что крыша, как решето. Молота стояли образца 50-х годов. Машина горизонтально-ковочная огромная, немецкая. Они там ковали  клапана для дизелей. И все это работало вопреки полному отсутствию ухода. Штампы все изношены, плюс-минус километр... Этот 2-тонный штамп мы раскачивали на тросах , и после команды бригадира «Давай!» и мы эти 2 тонны помещали либо в нужное место, либо на ноги. А пескоструйная камера, знаете? Когда заходишь туда в костюме из брезента и в шлеме, прикрученном к шее на проволоке...И шланг из него для воздуха из компрессора. За секунды ты ничего не видишь, стекло становится матовым. Выпустишь шланг — он тебя убьет, давление большое. А ребята снаружи «прикалывались» : краник воздуха к тебе либо прикручивают, либо откручивают. У тебя скафандр раздувается. Я выжить захотел и ушел оттуда. Не получился из меня Максим Горький. Диффузия с простым народом не произошла. И слава Богу!

 

ПРО ИНСТРУМЕНТЫ

 

КовкаПРО: каков был Ваш первый инструмент?

Владимир: горн. Он не сохранился. Это основной инструмент кузнеца. В качестве наковальни много чего можно использовать, а без горна ты ничего не скуешь. Вот еще клещи сохранились с тех времен — сам сковал. В них ничего выдающегося нет, но они мне дороги, как память. Любой кузнец должен уметь делать клещи.

 

Владимир: Этот горн я сам сделал. Он имеет очень высокий КПД. Долго искал нечто подобное. Вообще это вещь простая по конструкции. Когда горн нагревается докрасна, он держит температуру. Под крышкой идет труба-змеевик. Горящие газы , прежде чем вылететь в трубу, нагревают змеевик по которому проходит дутьевой воздух. Действует как рекуператор. . Все, кто пользуются плохо изолированными газовыми  горнами, получают очень маленький КПД. Баллон вылетает очень быстро. В моем случае баллона хватает на 2 полноценных дня сварки дамаска.  Если я делаю перерыв, скажем на час, то он держит температуру. Сзади имеются дверки — их можно раздвинуть , и тогда горн подходит для длинных деталей. Я его и для отжига  использую, на ночь оставляю. Клинок отжигаешь, он делается мягким, потом его надо быстро закалить - включаешь газ и клинок очень удобно  закаливать.

  

Владимир: это горн угольный, коксовый. Он должен обладать износоустойчивостью. Часто делают такие пластины с дырочками, которые лежат заподлицо со столом. Минус в том, что эти дырочки забиваются шлаком. При варке «дамаска» мы часто используем кварцевый песок,  буру, все это заливает дырочки. Путем проб и ошибок, опыта и экспериментов я пришел к горну с принудительным разламыванием шлака.

  

Владимир: Я собираю коллекцию старинного кузнечного инструмента. За годы собирательства собралось немалое количество старых вещей, которые можно использовать, скажем, для мастер-классов. Была такая история. Меня позвали на вторчермет. Там наковальня. Мужики мне ее за 3000 рублей продали. Я ее почистил, там клеймо с мышкой. Написано: MOUSEHOLE FORGE SHEFFIELD England. Отправил эти фотки американцам. В итоге оказалось, что эта наковальня кованная, сделана тогда же, когда и «Титаник» (1911).

КовкаПРО: у нас Ridgid есть наковальни. Но они не дешевые.

Владимир: я понимаю, почему. По нашим стучишь — несколько ударов и уже вмятина. По той — ничего не будет. Качество стоит своих денег. Все сварные наковальни проседают со временем  работы. Но качество хорошей кованой наковальни не идет ни в какое сравнение с сыромятиной отечественного производства. Правда надо отдать должное иногда попадаются экземпляры ничего. Но в целом качество не айс у отечественных наковален.  Эта будет долго служить. Я, в основном, иду по пути покупки старого оборудования, но качественного. Или современного, качественного. Я это расцениваю как вложения в свой бизнес.

 

КовкаПРО: а это советская наковальня?

Владимир: это дореволюционная. Она немного просажена, я ее немного обработал с краев. Вот такой вот горн старинный. Я его восстановил: отрихтовал раму, покрасил. Здесь все родное. Там есть клеймо сзади. Это все импортное. Скорее всего, это военный полевой горн.
 

КовкаПРО: принцип как у швейной машинки?

Владимир: посмотрите, как он дует! Ногой крутишь — тяга пошла.
 

 

Владимир: Вот этот нож подарили японцы, которых в свое время пригласил Пиотровский. И у них на таможне отобрали молотки и наковальни. Мы им дали свои. Они в  благодарность подарили вот этот нож для колки угля.

  

КовкаПРО: а любимый инструмент какой?

Владимир: молотки я свои люблю! Этот молоток я из Израиля привез, Ури Хофи подарил. Я коллекционирую. Ковать мне лень. Этот мне Кхер Акер подарил, кузнец, живет в Израиле. Форма у них уникальная. Они, на взгляд русского человека, немножко коротковаты. Но там смысл в том, что когда работаешь молотком много, если он неправильно сбалансирован, то отрываются сухожилия, как у теннисистов; заболевание так и называется «локоть теннисиста». Чтобы этого не было, молоток должен быть удобен и сбалансирован. Они все рабочие, не декоративные. А на этих трех залит резиной всад. Такой хитрый прием, но он много лет держит. Здесь вот авторские клейма.

 КовкаПРО: Вы — первый, кто назвал любимым инструментом ручной. Обычно называли болгарку.

Владимир: болгарку я не считаю за инструмент. Это вспомогательный. Основным инструментом голова должна быть. Самый полезный инструмент — горн. Основная беда наша в том, что у нас оборудование заточено на промышленность. У нас нет оборудования для небольших мастерских.

КовкаПРО: ну почему же? Есть «Мастер», есть «Ажур», есть BlackSmith.

 

ПРО ТЕХНОЛОГИЮ

 

КовкаПРО: у Вас здесь 2 направления: дамаск и художественная ковка.

Владимир: да. Нас здесь двое. Я и второй, Владимир Дроздов.  Вот он как раз больше художественной ковкой занимается. Я — дамаском.

КовкаПРО: «дамаск» делается из определенной стали?

Владимир: из высокоуглеродной легированной стали. Мы свариваем несколько слоев, потом травим в кислоте - так проявляется рисунок. Это вот обрезки дамаска, которые скапливались у меня за долгие годы.

КовкаПРО: интересно, как Вы добиваетесь нужной формы зерна?

Владимир: сначала делается дрот. Чтобы получить эту спираль, я выкладываю квадратики одного металла, между ними — другой. Потом все это сваривается, разрезается и  - по новой.

 

КовкаПРО: дамаск — это ведь не только ножики?

Владимир: дамаск — это материал, обладающий большими декоративными возможностями. И то, что из него делают ножики, - это большая для него трагедия. Это что-то камерное, небольшие формы. Эта технология была единственным способом получить железо до 19 века. Железо — это что по сути? Из чего его получают?

КовкаПРО: из руды

Владимир: правильно, оно в самородном состоянии не встречается в природе. Первое железо, которое человек увидел, было метеоритное. Неслучайно у шумеров слово «железо» обозначается голубым цветом. Тот же Гефест, которого Гера столкнула на землю, олицетворял как раз метеорит. И вот первый путь получения железа: взять руду, нагреть в домнице или домне, подать туда древесный уголь. И что мы получаем?

КовкаПРО: все лишнее уходит...

Владимир: мы получаем крицу — такую массу, пропитанную шлаками и так далее. Полуфабрикат. Сделать из него ничего нельзя. Это только первая половина пути до железа. Вторая заключалась в нагревании этой крицы и проковки. Все демидовское железо, все эти старые технологии заключались в том, чтобы из этой крицы выгнать все и получить железо. Если это балка, ее ковали 1-2 раза. Если это японский меч, то его ковали много раз. Поэтому технология дамасской стали появилась из вот этой единственно возможной технологии получения железа. То, что древний человек обратил внимание на то, что получаются красивые узоры, — это заслуга его наблюдательности

КовкаПРО: и потому что индусы

Владимир: да, и потому что индусы. А почему технология уникальная ? Вот эти вот разности и неоднородность по твердости образуют такую как бы микропилу на лезвии. Там очень много слоев на лезвии ,и когда оно затачивается, то вот эти мягкие слои в процессе работы изнашиваются, а твердые остаются. Под микроскопом это выглядит как пилочка. И плюс то, что это композитная структура — она гибкая и при этом прочная.

КовкаПРО: сейчас же есть и более прочные структуры? Порошковая сталь, например...

Владимир: безусловно! Фан сегодня состоит не в материале, а в людях. Коллекционируют не материал, а художников.

КовкаПРО: то есть у Вас есть свой почерк? В чем он проявляется?

Владимир: безусловно, в рисунках. Когда я начинал под руководством Юрия Саркисяна, не было интернета и иностранных книжек. Мы все это придумывали сами. Все рисунки у нас — авторские. В этом и отличие от современных кузнецов, копирующих с интернета.

КовкаПРО: Вы можете повторить этот рисунок?

Владимир: я могу придумать рисунок, которого в принципе не было еще. Могу и повторить. Можно добиться 95% повторяемости.

КовкаПРО: а современные технологии как-то Вам помогают в этом ? Есть чем заменить руки?

Владимир: да нет, практически нет. Ну , сейчас есть технологии порошкового дамаска. Когда берут из никелиевой фольги делают, скажем, треугольник, внутрь засыпают один порошок, вокруг другой. Все это заваривается сваркой электрической. Здесь творчество в том, как правильно уложить. Есть технология электроэрозии, когда берут стальную болванку, сверлят тонкое отверстие 1мм, туда вставляется проволока, они вынимают рисунок из одной болванки и вставляют его в другую. Этот путь немножко спекулятивный. Вообще основная проблема в том, что мало художников. В основном, копировщики.

 

КовкаПРО: насколько традиционные технологии совмещаются с тем, что есть сейчас? Что-то еще может упростить Ваш труд?

Владимир: станочный парк нужен, конечно. Все можно сделать руками. Японский мастер, который вытачивал катану,  ровную, как мама не горюй, делал это на глазок за 3 месяца. И основной путь экономить время — это станочные машины типа гриндеровмагнитных столовфрезеров

КовкаПРО: так получается снизить себестоимость?

Владимир: я бы не в сторону себестоимости рассматривал, а в сторону возможностей. То есть я могу при помощи этих механизмов свою палитру расширить, придумать что-то, что мне было недоступно раньше. И я могу не зависеть от других людей, кто для меня что-то делает под заказ.

 

КовкаПРО: то есть у Вас не стоит задача снижения себестоимости Вашего труда путем его ускорения?

Владимир: я просто не вижу, как бы я мог применить эти ущербные элементы. Я могу создать некую композицию. Издалека на нее даже можно будет смотреть. Какие-то элементы мы используем. Шары, например, ковать не стоит. Или клепки. Нельзя волюту на холодную сделать с тугим завитком. Конечно, путь упрощения и думания головой он присутствует. Возможны элементы легкой эротики, но вот тяжелое порно в виде этих вот завитков мы не используем.  

КовкаПРО: не уважаете холодную ковку?

Владимир: ну как я могу уважать? Как технология, да, имеет место быть. Я же не говорю, что я всю жизнь варил дугой и буду варить. Нет, я куплю полуавтомат. Или я буду зубилом вырубать, когда есть плазменная резка. Нет. Холодная ковка — это просто технология, прием. А как применять этот прием вот в чем вопрос.  Холодная ковка не может вытеснить горячую, она предлагает более дешевый продукт на рынке. Который потребителем часто по незнанию принимается за «Художественную ковку».

КовкаПРО:  здесь как раз и вмешивается художественный вкус, который мешает Вам это делать. И слава Богу!

КовкаПРО: снижению вкуса мы обязаны тем, кто пытается делать ковку, не имея художественного образования или вкуса, кто просто купил станок для холодной ковки. Так?

Владимир: да. Человеку не-понимающему можно продать холодную ковку, но человеку уровня премьер-министра уже не продать холодную ковку.

КовкаПРО: а как Вы общаетесь с заказчиком? Считаете вправе его воспитывать или делаете то, что он просит?

 Владимир: все зависит от человека. Ты должен как-то определить его сущность. Есть такие доминантные, которые все знают. Перед таким умником делаешь вид, что ты такой простачок... А бывают люди, которые с открытым ртом тебя слушают. Но все равно моя линия остается главной. Я стараюсь обо всем договариваться на берегу.

 

ОБ ОБРАЗОВАНИИ

КовкаПРО:  получается, что «дамаск» - это такая хоббийная история?

Владимир: да. Заработать этим сложно. Здесь уже такой большой пласт подключается, который в «Мухе» не преподавали и не преподают. Маркетинг. Как продавать. Как продумывать стратегию бренда. И так далее. Этому нужно учить! «Муха» давала широкую подготовку: гальванику, дифовку, архитектурный металл, медальерное искусство. Рисунок живопись композицию . И все эти ремесла — с художественным звучанием, там готовят художников, людей, которые придумать могут что-то и с помощью ремесла воплотить. Сейчас все падает, потому что ввели идиотскую Болонскую систему. Превратили «Муху» в ПТУ.

КовкаПРО: из-за универсализации образования?

Владимир: резко упали часы. Если раньше мы диплом делали год, то сейчас гораздо меньше  дают на диплом. Раньше у нас за год  было 2 больших задания, по одному на семестр. В одном мы делали, допустим, дифовку, во втором — медаль резали. Сейчас это проходят за какие-то недели. Вообще «мухинский стиль» виден. Помимо рисования и основ композиции, подход к ковке строится на основе приемов. Должен быть один художественный прием, на котором ты строишь свое изделие, будь то прошивка, торсировка, перебивка, клепка,  сварка... Если ты используешь сварку, - преврати ее в прием. Закрой ее хомутом или сделай вместо шва горох... И вот этот подход всегда отличал «мухинцев».

 

 

КовкаПРО: преподавать не тянет?

Владимир: отец у меня в «Мухе» с 1994 года. На другой кафедре. Меня на металл не позвали.

 

ОБ ИСКУССТВЕ


КовкаПРО: Кузнечное дело — это совмещение ремесла и художества. Ну нельзя же быть одинаково прекрасным и в художественном отношении, и в техническом! У Вас в какую сторону больше крен?

Владимир: у меня — в художественную. К технической как-то душа не лежит. Хотя я могу, конечно, углубляться. Но художественные задачи превалируют над техническими.

 

КовкаПРО: как Вы пришли к ювелирке?

Владимир: еще в 2002 году, когда весь этот бум начинался, я писал статью для одного дяденьки в книжку и написал как раз о том, что беда дамаска в том, что он материал, а не самоцель. Это то же самое, что  кисточки и краски для художника. И вот это желание сдвинуть планку чуть-чуть и сделать что-то свое, чего еще не было, и привело меня к поискам в области ювелирки, мелкой пластики и еще чего-то.

 КовкаПРО: людям сложно преодолеть свои стереотипы в отношении дамасской стали. Им кажется, что это — для оружия. Плюс за ней же ухаживать нужно, чтобы не ржавела. Как с этим быть?

Владимир: ну вот разные я разработал методы. Здесь идет не сталь и железо, а железо и никель. Никель он сам по себе нержавеющий, а железо — это черное. Плюс разные способы пассивации и воронения, которые позволяют его сохранять. Я с ним купался в Мертвом море специально, чтобы проверить. Не ржавеет. Прошло испытания.

 КовкаПРО: вообще это движение в сторону ювелирки из дамаска новое? Кто-то этим еще занимается?

Владимир: да много кто. Из макуме гане делают, из дамаска. Тут фишка в рисунках, в форме. Соревновательный уровень в дизайне. Сама методика получения этого материала творческая.  Я могу этот материал сам изготовить для себя, а не использовать то, что природа мне дала, как скульпторы делают.

КовкаПРО: есть ли связь между городом, средой, в которой живет заказчик, и его вкусом?

Владимир: я не вижу такой связи. Вкус — это результат внутренней работы каждого. Конечно, если ты всю жизнь живешь в деревне, то ясно, у тебя меньше возможностей для воспитания.

 КовкаПРО: мы пришли к выводу, что основная проблема сегодня в том, что нет эталона вкуса. Нет этой элиты, которая бы диктовала вкус.

Владимир: это правильные слова, потому что понимание у человека отсутствует. Обычно он хочет «как там», но заплатить он за это не готов. Люди пошли путем демпинга и разваливают рынок.

 

КовкаПРО: сколько времени нужно, чтобы сделать подобное кольцо?

Владимир: с нуля, если у меня нет заготовок дамаска, которые я должен сковать, - 1,5 месяца. В этот срок и форс-мажорные ситуации закладываются. Свет могут отключить, дамаск может не получиться. 

КовкаПРО: то есть основная проблема — найти этих людей, понимающих ценность Ваших изделий?

Владимир: да. Пропаганда этого и поиск … Ты можешь либо сам доносить до покупателя, либо сотрудничать с кем-то, кто будет оптом у тебя покупать. Выбор этой стратегии — очень непростое дело. Интернет сейчас рулит. Все эти красивые журналы никому не нужны. Сайт нужен. Реклама нужна. Есть о чем подумать, есть куда развивать. Бросать я это не собираюсь ни в коем случае! Пока я жив, я буду это делать.

___________________________ 

в материале использовались фото КовкаПРО, а также из архива В.Демидова  

 

КовкаПРО: все для работы с металлом
Мария Щедрина
88001000715
+78122431474
Россия Ленинградская область Санкт-Петербург ул. Уральская, д.13 литер И, пом. 1-6Н